Варнаков Георгий Матвеевич

Иванова Тамара Александровна

Студенты иногда спрашивают меня: «Зачем изучать историю?» Я всегда отвечаю: чтобы быть гражданином своей страны, т.е. понимать процессы, которые происходят в стране и за ее пределами, быть патриотом, уметь принимать правильные решения, активно учувствовать в общественной и политической жизни и отстаивать свою точку зрения. Без истории с ее целью сформировать мыслящего человека, воспринимающего ценности своей страны на основе исторического прошлого, с ее особым самосознанием и культурными традициями, это невозможно. История окружает нас, а начинается она в первую очередь с людей. Об одном из таких людей я вам хочу рассказать. 

 

В Великой Отечественной войне сибирские полки сыграли, несомненно, важную роль. О значении этих полков можно писать много. Одним из показательных примеров является то, что товарищ Сталин, несколько раз выезжавший на фронт, в этих поездках, как отмечают исследователи, неизменно посещал сибирские полки. С чем это связано?

 

Во-первых, с несомненным и неизменным героизмом этих полков, во-вторых, с попыткой ответить на вопрос, почему по большей части бывшие репрессированные – «кулаки» – так мужественно воюют за власть, которая забрала у них очень многое. Ответ, на наш взгляд, достаточно простой: они просто воевали за свою Родину, семью, отцов, матерей, детей. Основой, фундаментом этой победы были простые солдаты-герои, которые получали ранения, умирали для того, чтобы жили их дети и мы сейчас. 


Одним из таких солдат являлся потомственный сибиряк Варнаков Георгий Матвеевич, мой двоюродный дед. Человек интересный, всегда стремившийся познать что-то новое, но при этом пытавшийся сохранить и традиции. В семейных архивах сохранился дневник Георгия Матвеевича, который он вел в 1945-1946 годах, находясь в госпиталях. По воспоминаниям родственников, он на протяжении всей жизни постоянно вел дневники, где записывал погоду, наиболее важные события, происходившие в Сургуте и районе, и т.д. К сожалению, эти дневники не сохранились. Тем не менее, для нас оставшийся дневник – большая ценность, не только семейная, но и историческая. В нем наиболее ярко проявляется человек, его мысли и, самое главное, ощущения человека, израненного войной. В дневнике описывается ряд сюжетов: участие в войне и период лечения в различных госпиталях, 16 пластических операций. 


Я попробую рассказать об этом человеке, опираясь на его дневник. История нашей семьи достаточно типичная: обычная сибирская крепкая крестьянская семья, которая по причине своего благосостояния была раскулачена и сослана дальше на Север. Вот как описывал данное события Георгий Матвеевич – дед Егор, как его называли в семье: «Родился 1922 г. 7-го мая в бывшей Тобольской губернии Ишимского округа, Евсенского сельского совета, д. Крутихе, где и протекало детство до 6 полных лет в семье зажиточного крестьянина-хлебороба. Отец Варнаков Матвей Васильевич, мать Анна Петровна; где все прожили всей семьей до 1929 года, после чего отец вместе с семьей был выслан вниз по течению Иртыша и 250 км. вверх по Оби в Омскую область, а теперь в Тюменскую область, Ханты-Мансийский округ, Сургутский район, Тундринский сельсовет, пос. Озерный…  И так прожив на берегу реки (Аношкиной) с 3-го августа до 4-го октября в устроенных из сена и крытых берестой стенах, уже выстроили себе дома и к зиме остались уже в теплых уголках» (здесь далее стилевые особенности и пунктуация первоисточника сохранены. – О.С.). Так Георгий Матвеевич жил в поселке Озерное, окончил семь классов, занимался охотой, рыбалкой. После окончания школы поступил в Тобольск на курсы медиков. Но потом оставил учебу. 
В 1942 году пришла повестка в ряды Советской армии. Вот как он описывал это событие: «Время течет незаметно, с атармного лова переводят меня одного на сетной лов и обслуживание одной атармы. С усталости 23го мая утром сплю крепко и слышу сквозь сон материнские рыданья. И 1942 года 24-го мая в 10 часов утра получает удар (повестку) вся семья. 26-го мая – Грустный день, все плачут, особенно мать и отец. Проводив меня 1 км., расстались с отцом, матерью, снохой Шурой, а в сопровождении брата и сестры Тюни едем дальше, проехав 2 км. у слияния реки Аношкина и Тундрина расстаемся с братом Васей. Они с Мотей, опечаленные, с грустными лицами, остаются на островке, махая на прощание платочками». 


После обучения в военно-пулеметном училище дед Егор попадает в Томск, где работает в Военторге, добывая рыбу для действующей армии. В 1945 году, после месячной доподготовки, отправляется на фронт, в Чехословакию. Службу проходит в составе 128-го Тернопольского полка во 2-м батальоне 5-й роты. Участвовал в кровопролитных боях, чудом остался жив. В дневнике он описывает эти сражения достаточно буднично. Приведу несколько отрывков: «Но что же, по совести признаться, первые 2 дня было жутко и всего опасительно, но потом уже стал малость привыкать и т.д. После прорыва передовой линии немцев к обеду заняли одну деревушку, где встретили свой обоз, и удалось пообедать. После обеда заняли около другой деревушки высотку, где наша рота приостановилась до ночи. Дальше продвигаться невозможно, пули свистят, как дождь, снаряды рвутся и шумят и шумят моторы танков. Через полчаса сидения в одной воронке от разрыва снаряда в нашей роте вывело из строя уже больше половины. Комсорга ранило в лицо. Командира 1-го взвода тоже ранило разрывной в лицо». «Заняли с сержантом и двое с ручным пулеметом одну высотку, я стал углублять окоп, а он наблюдал за противником. Вдруг слышно разрыв снаряда, и у наших друзей в 5-и метрах от нас отбросило станковый пулемет и одного оглушило. Еще прошло минут 10, слышим – забалякали немцы, бросив копать стали строчить из автоматов 2-х уложили на месте, а оставшиеся убежали по траншее. Уже через 2-ое суток вечером ворвались на окраину г. Тарпау, где у теток напились молока и по приказу комбата взводом пошли в разведку в город». 


Судя по дневнику, война стала для Георгия Матвеевича ужасной обыденностью. Так продолжалось до его страшного ранения. Вот как описывает он это событие: «Переправившись через речку в берегу заняли оборону, где ждали подкрепление ночь. Утром опять пошли в наступление. Проползли метров 20 в одной низине окопались, а с левой стороны мучаются раненые товарищи. Тут вздумалось посмотреть и хотели помочь. И лишь приподнялся, лишь начал смотреть, тут с правой стороны заметил снайпер. И неожиданно я получил ранение, которое не забуду до самой смерти. Дальше был отправлен в Польский город Глявицы, а оттуда был отправлен в Грузию г. Тбилиси, где чинили, начался лечебный период». В ходе лечебного периода он перенес большое количество операций, вернулся домой, в пос. Озерное только в августе 1946 года. 


Дневник повествует о периоде нахождения в госпиталях как о самом сложном. Переживания, боль раненого человека, описание эмоций не оставляет никого равнодушным. Возвращение домой было тяжелым: дед Егор переживал за свое ранение, но родные его давно ждали и переживали не меньше. Вот как сам Георгий Матвеевич описал ее: «Доехав до В-Мыса, слезли с парохода «Коммунар» и ночь ночевали у Порошиной А. Утром, взяв бударку, отправились на п. Озерный для встречи с отцом и матерью. Итак, вечерком сын изуродованный подходит к отцовскому дому, где впервые повстречался с Шурой, которая побежала за мамой. Вижу, улитая слезами, идет встречать мать. Вошли в избу, где сразу не мог узнать братовых детей. Все повырасли, да вообще за период 4-х лет все изменилось». 


Прожил Георгий Матвеевич счастливую жизнь, воспитал детей, внуков. Работал рыбаком, охотником, бакенщиком, счетоводом, сторожем на нефтебазе. Человек, по воспоминаниям, очень скромный: редко увидишь его на общих фотографиях ветеранов Великой Отечественной войны, которые делались традиционно к 9 мая. В моих детских воспоминаниях дед навсегда остался неизменно добрым, светлым, с прекрасным чувством юмора. Он не рассказывал про войну, зато мог часами рассказывать о рыбалке и охоте. Истинный сын сибирской земли... 


В заключение хочется сказать несколько слов о поколении людей, переживших все трагедии ХХ века: революции, гражданскую войну, раскулачивание, Великую Отечественную войну и т.д. Именно это военное поколение и их дети – настоящий пример душевной стойкости и человеколюбия. Я не помню, чтобы мои бабушки и дедушки, ставшие свидетелями почти всех событий этого страшного века, жаловались или кого-то осуждали, зато помнится вот эта их доброта, участие, которые проявлялись не только по отношению к родным, но и ко всем окружающим людям. 


Я еще и еще раз убеждаюсь в этом, когда общаюсь (в последнее время очень часто) с ветераном трудового фронта Ивановой Тамарой Александровной, бабушкой моей жены Перон Анны Ивановны, человеком необычной судьбы. Она, работая на Ханты-Мансийском телефонном узле, первой узнала об окончании страшной войны. В этом году ей исполняется 90 лет, а в плане ее активности, общения с окружающими она даст фору многим. 


Оглянитесь, посмотрите на свои семьи – в каждой семье есть герои, а представители этого поколения – все без исключения люди выдающиеся. Вы найдете очень много историй, сохраните историческую память своей семьи, а значит, – своей Родины.
 

Олег Николаевич Стафеев, декан СГФ

© 2018-2020

БУ "Сургутский государственный педагогический университет"

Сайт создан на Wix.com

Есть вопросы и предложения? - пишите: 2210av@mail.ru